Парусный блог Алёны Ермиловой

dream-team

Кто со мной в экипаже, или чем хороши русские тракторы и плохи французские машины

— Мы всё утонем, — глядя в мутную туманную даль, спокойным и печальным голосом сказал Энди. — Это французская яхта.
— Отлично выглядит, но плавает — дрянь! — так же серьёзно сказал Джош.
— Ага! Правило трёх «ф»: никогда не покупайте «Форды», «Фиаты» и французские машины, — добавил Адам.

Все повернулись и посмотрели на Матта.
— Ну, да, французские машины, — нашёлся тот. — Красивые, но ни хрена не работают!
— Покупайте лучше русские тракторы, — подытожил Энди. — Выглядят — дрянь, зато работают сорок лет!
А что, я был во Вьетнаме, там до сих пор русский трактор — лучший джип на дороге!

Все повернулись и посмотрели на меня. Знакомьтесь: это мой экипаж. С балкона академии мы смотрим на нашу первую яхту — Jeanneau Sun Odyssey 37.

Как я и хотела, одни мальчишки, и на мой взгляд, изо всего курса — самые лучше.
Как вы помните, всего нас 22 человека, из них 19 учатся на курсе Yachtmaster Offshore (капитан дальнего плавания) и трое — на курсе Yachtmaster Ocean (капитан океанского плавания). Океанская группа и ещё один капитан дальнего плавания занимаются по отдельной программе, а оставшихся 18 студентов разделили на четыре экипажа — два по 4 и два по 5 человек.

Все курсы в академии носят имена знаменитых британских мореплавателей или изобретатетей — Дрейка (первый англичанин, совершивший кругосветное плавание; участвовал в разгроме Непобедимой армады), Нельсона (флотоводец, вице-адмирал, герой Наполеоновских войн), Гаррисона (изобрёл морской хронометр, позволяющий определять долготу), Чичестера (великий мечтатель, с четвёртого раза в одиночку обошедший на яхте вокруг света по маршруту клиперов).

По названию экипажа можно понять, чему он учится: все кадеты — Гаррисоны, все инженеры — Дрейки. Если групп на курсе несколько, то их нумеруют. Так, мы — Чичестер-3.

UKSA компонует экипажи в первую очередь по возрасту и потом, если получится — по опыту.

Чичестер-1 — океанская группа, про неё я почти нечего не знаю.
Чичестер-2 — студенты 18-23 лет, почти без опыта и пока без целей в жизни. Все они приехали сюда после колледжа или института, чтобы «посмотреть, что вообще представляют собой яхты и не хотят ли они карьеру на море». Их обучение оплатили родители, и UKSA для Чичестера-2 — что-то вроде зимнего приключенческого лагеря. Это неплохо, но свою жизнь я бы такому капитану не доверила.

Чичестер-4 — группа тридцатилетних, как правило, тех, кто не нашёл себя на прошлой работе или устал от неё и решил сменить карьеру. Они либо пришли в индустрию ради стиля жизни («чартерный шкипер в тёплых морях — круглый год в шортах и сланцах!»), либо надеются, что яхтенная квалификация поможет им в текущей работе. С этой группой нас объединяют на теоретических занятиях, так что про неё я ещё расскажу.

Чичестер-5 — по их собственному выражению, «морские волки, рождённые задолго до того, как были написаны эти учебники». Средний возраст в группе — пятьдесят. Это четыре профессиональных дайвера и один яхтсмен-любитель со стажем в два раза больше моего возраста. Дайверы решили, что капитанская корочка сделает их востребованнее на суперъяхтах — они будут работать матросами в переходах и инструкторами по дайвингу на стоянках. Яхтсмен-любитель же просто решил привести квалификации в соответствии с навыками и работать в Соленте легально.

Наша команда самая интернациональная — в ней три британца, русская и француз. Вот они мы, справа налево — Адам (в очках), Мэттью, я, Джошуа и Энди.

dream-team

Адам из Манчестера, он профессиональный инструктор по водным видам спорта. Он с детства виндсёрфил, катался на вейкборде, занимался каякингом, греблей, переходил на всех шверботах. Но в семье это всегда считалось баловством, поэтому после школы Адам пошел в IT-институт и со второго курса работал системным администратором в местной бухгалтерии.

Большинство проблем решалось перезагрузкой компьютера и втыканием монитора в розетку, и на работе Адам играл в видеоигры и яростно скучал. Едва получив диплом программиста, он отправил резюме в летний водный лагерь в Турции — и в тот же день получил работу инструктора.

С тех пор к компьютерам он больше не возвращался, зато для работодателя стал настоящим подарком. Пять лет Адам был парусным инструктором в Испании, Италии, Турции, Египте, и вот теперь решил получить корочку капитана дальнего плавания и устроиться шкипером.

Ростом 150 см и весом 53 кг, Адам — маленький жизнерадостный колобок. Мы с ним похожи характерами — он всегда улыбается и неизменно в хорошем настроении. Он плавает по утрам, первым бросается помочь, даже если не просят, внимательный, рассудительный, вежливый, шутливый, терпеливый — в общем, отличный командный игрок. Я понимаю, почему работодатель его еле отпустил. О семье Адам пока не думает («рано ещё»), а девушки у него нет, потому что «представить себе не могу все эти сопливые «Ах, дорогая, я так по тебе скучаю, но вернусь только месяцев через пять», перезвоны по часу каждый вечер и бесконечные письма ни о чём».

У Мэттью — или Матта, потому что ненавидит своё непроизносимое полное имя, — совсем другая история. Ему 27, он с юга Франции, когда впервые оказался под парусом, даже не помнит. Со студенчества он тоже работал инструктором и после школы хотел сделать это своей профессией. Однако родители сказали, что без высшего образования никуда, и ему пришлось поступать в институт физической культуры.

Матт продержался год, а в начале второго курса, никому не сказав, упаковал зубную щётку, шорты, взял под мышку сёрферскую доску — и рванул «лечить нервы» на Гавайи. Там он полгода ел, спал и катался, утвердился в мысли, что море и ветер — это судьба, вернулся домой… и влюбился. В первой версии поста я описывала всю историю любви, но Матт увидел её, очень расстроился и попросил удалить. Так что остановимся на короткой версии: они долго были вместе, но она выбрала карьеру, и Матт сбежал из опустевшей Франции в Австралию работать инструктором по парусному спорту и весь следующий год питался овощами и топил тоску на Большом барьерном рифе. Там он впервые взял в чартер 3-каютную круизную яхту, две недели походил с родителями под парусом и понял, что это — новая мечта его жизни. Когда контракт закончился, Матт отдал все деньги за курс капитана дальнего плавания и прилетел в UKSA.

Снимок-экрана-2014-02-14-в-21.57.52

Как и Адам, Матт — отличный товарищ, терпеливый, уважительный и с чувством юмора. Кроме того, он много спит и ненавязчиво загоняет всю яхту спать между 20 и 21 часами. Английский он так и не выучил, поэтому то и дело обращается ко мне как к толковому словарю, а взамен очень подробно объясняет всё про парус, и мы оба этим очень довольны.

Джошуа — или Джош, потому что его полное имя произносить долго — из английской фермерской семьи. Что он за человек, я пока не разобралась: спокойный, скромный и серьёзный, с бесстрастным непроницаемым лицом, Джош, кажется, всё повидал в жизни. Он очень наблюдательный, не кидается первым что-то делать, но если делает, то на совесть. Ему 26, но я дала бы 30-33. Джош немногословен, и только когда он улыбается уголком рта, а в глазах скачут искорки, мы понимаем: доволен.

Что у него за образование и как прошло детство, я не знаю. Предыдущие три года Джош работал старпомом в Северном море на судах, поддерживающих морские ветряные фермы. «Ерунда, в основном играл в видеоигры и смотрел сериалы», — скромно шутит он, но, глядя на его истёртый океанский комбинезон и резиновые сапоги, подкованные металлом, мы понимаем, что в Северном море было нелегко.

Парусным спортом Джош увлёкся в детстве, когда друзья семьи пригласили его на яхту и кто-то попросил подержать шкот. Джош сидел-сидел, а потом решил перевязать шнурок и взял шкот в зубы. Налетел порыв, яхта рванулась — и Джош остался не только без молочных, но и без коренных передних зубов. С тех пор он спокойно относится к стоматологам и крайне неравнодушен к яхтам.

А ещё Джош по-настоящему умеет готовить — на нашей яхте он уже месил тесто для домашней пиццы, жарил рыбу с ананасами в соусе карри, пёк блины. Джош работящий. К нему на яхту я бы пошла матросом.
IMG_7860
Наконец, кудрявый златовласый Энди с улыбкой рок-звезды — это жертва статистики. Помните, я писала про 20% студентов, которые привыкли спускаться на обед в гостиную, где канделябры на столе и у стула три лакея? Так вот, Энди от этого образа недалёк. Только оказавшись на яхте, он тут же запрыгнул в самую просторную каюту — «а что, кто первый встал, того и тапки!» Душ он не признаёт — «Лучший душ — дезодорант, я могу две недели не мыться!» Как-то родители подарили ему на день рождения поездку на настоящем болиде Формулы-1, но он не явился на трассу, потому что был вусмерть пьян после празднования накануне.

А самое главное, Энди ничего не делает как следует: то страховочный узел не завяжет, то стопор забудет закрыть, то верёвку отпустит раньше времени. На яхте это небезопасно, и я для себя решила всё за ним проверять. Кажется, того же мнения придерживается и Матт. Иногда Энди это замечает и беззлобно шутит, что и так сойдёт. Позавчера, когда была его очередь готовить, Энди заставил весь экипаж полтора часа ждать, пока ему придет настроение встать к плите. Папе бы он не понравился.

IMG_7898
В то же время Энди по-человечески самый внимательный: он подмечает перемены настроения, всем готовит чай и кофе и искренне интересуется, кто где учился и чем занимается в жизни. Сам он полгода помогал перегонять яхты, а потом решил, что сидеть с картами в рубке лучше, чем дергать мокрые верёвки, и поступил в UKSA. Выпустившись, он хочет работать капитаном большого парусного корабля, желательно — точной копии какого-нибудь знаменитого фрегата. Не дай бог.

Однако экипажа лучше я не могу представить. У нас разный опыт: я сильнее в навигации, Матт и Адам — в настройке парусов, Энди продолжает послушно дёргать верёвки, а Джош уравновешивает всех.

Мы уже обзавелись прозвищами. Матт — мистер Фрэнч (по понятным причинам), Джош — капитан Дори (в честь забывчивой рыбки Дори из мультика «В поисках капитана Немо» — когда Джош таращится вникуда, он очень на неё похож).

Меня кличут Йогуртом — и это моя ошибка. Устав от разных вариаций «Алёны» (Илона, Алина, Альона, Елана), я решила научить своих британцев выговаривать букву «ё». Как известно, это «й» и «о», поэтому я нашла похожее слово и мы целый вечер практиковались… пока Дори неожиданно не заметил: «Погодите, а зачем мучиться, если можно просто говорить «Йогурт»?» Шутка прижилась.

Больше всего шуток достаётся нам с Маттом — по статусу положено: он француз в Англии, я женщина на корабле. Правда, если с французом всё понятно, то как обращаться со мной, парни ещё не определились, и каждый раз, когда я в каюте, они начинают разговор со смущённого: «Алёна! Ты одета?» — как будто это влияет на мою способность отвечать.

Сегодня в честь возвращения из моря Дори испёк пиццу, а Адам натащил из города всякой снеди — яблочного сидра, безалкогольного имбирного напитка и даже свежих чизкейков. За первый переход мы получили от инструктора самые лестные отзывы и твёрдо уверены, что мы самый удачный экипаж изо всех Чичестеров. Хочется думать, что через два с половиной месяца мы будем того же мнения.

Завтра мы драим лодку до блеска, стираемся на берегу и — снова в путь! На днях расскажу, что у нас тут творится с погодой (если вкратце, то прогноз 40 узлов и волна три метра — это уже считается нормально, выходим в море).

Комментариев пока нет.

16